Женька Женьковна (tauka) wrote,
Женька Женьковна
tauka

Category:

Нинель Петровна Мониковская

В конце 90-х сестра моего дедушки приносит книгу. "Из бездны небытия: Книга памяти репрессированных калужан". Том 2-ой.
Список 6130 репрессированных в Калужской области в 1930–40-е и начале 50-х годов.
На 440 страницах.
В общем алфавитном порядке от "Е" до "О".
Содержит информацию: ФИО, год рождения, место рождения, место жительства до ареста, место работы, партийность, дата осуждения, инстанция, вынесшая приговор, приговор, дата расстрела (если расстрелян), иногда время расстрела.
Там, в середине между Е и О - фамилия моего прадеда. И тысячи других фамилий в 4-х томах.
А авторов у книги - всего трое. Трое ех, кто сидел в архивах и по крупицам собирал информацию. Потому что:
Послан нам из века
Постулат судьбой:
Помнят человека -
Человек живой!

    Нужно постараться
    Эту жизнь продлить.
    Их в народной памяти
    Нужно воскресить.

Автор стихов, один из соавторов книги памяти и председатель правления Калужской ассоциации жертв незаконных политических репрессий - Мониковская Нинель Петровна. И я хочу вам про нее рассказать.
Сегодня, 25-го апреля, у нее юбилей - ей 90.
И в 90 лет, как и на протяжении всей жизни, любимое слово – прорвемся.
Вот некоторое время назад – травма бедра, незадолго до творческого вечера, сильные боли при ходьбе.
Ответ один – прорвемся. Вывели под руки, полтора часа читала со сцены свои стихи – кто не знал, тот ничего не заметил.
Она бодра, смеется и шутит, в особенности над собой.
Что может быть хуже для вечно молодого Духа, чем лежать неподвижно?
Тяжело?  Пусть будет стихотворение!
Чтоб не впасть в прострацию
От тоски без дела,
Готовлю диссертацию
«О распаде тела».
Как оно случилось,
Кто мне даст ответ?

Вчера-то шевелилось,
А сегодня – нет.

    Мне гипотез выводок
    Надо проверять,
    Чтоб закончить выводом –
    Рано помирать!
В 89 лет зависеть от других? Нет уж, увольте! Тут, правда, простым стихотворением не обойтись, нужна целая ода.
ОДА МНЕ
Меня бессилие томило,
Я не вставала, не ходила.
Но мной взята преграда эта –
Я дохожу до туалета
И там день ото дня храбрей
Сижу без помощи друзей.
Превыше всех вершин зараз
Мной покоренный унитаз!

И сколько иронии и веселья в голосе! Это она уже сама – стоя! – читает свои стихи на презентации новой книги. Опять в строю. Лежать не то, что некогда – непонятно зачем. Ведь это счастье такое – быть живым, иметь возможность двигаться.
- Ты представляешь, как тебе повезло? - говорит мне Наталья Торбенкова. - С таким человеком познакомиться!
Наталья Владимировна - редактор этой новой книги - человек, благодаря которому я и попала на презентацию, и которому, чувствую, еще долго за это буду благодарна.

Сегодня Нинель Петровне 90.

В Калужскую область она приехала в 1954 году. Самодеятельные театры, литературные кружки, концерты и конкурсы, работа заведующей клубом – и 10 лет на должности заместителя директора Калужского областного драматического театра.
Потрясающий чтец. Ей не надо «входить в роль» . Через нее просто льется в этот мир истина. Каждое слово – истина, каждая буква, каждая пауза для вдоха и каждая интонация – истина. О какой «роли» может идти речь, когда все прожито и проживается, все из нутра льется?
Но самое главное, что оттуда льется - свет. Ее хватает на всех, она рада и "кому", и "чему", она искрится энергией и словно обнимает весь мир.
Чистая душа, прямой поток вселенской любви.
Честная душа.Прямая душа.
Разговор на гастролях с директором театра (отрывок из эссе-мемуаров "Мое закулисье").
"Знаешь, я долго к тебе присматривался, проверял на работе... Работник ты прекрасный. Если буду уходить, хотел бы именно тебя рекомендовать на место директора. Но все же ты меня кое в чем подвела...
- В чем же?
- ... Дошли до меня слухи, что у тебя завязались близкие отношения с одним из видных работников театра. Мне доложили, что на гастролях в гостинице он проводит ночь в твоем номере...
- Это что, противозаконно?
- Не в этом дело. Был у меня дальний прицел - в ближайшие перевыборы выдвинуть твою кандидатуру в секретари парторганизации театра. А тут - такой пассаж...
Я рассмеялась.
- Дорогой мой директор, прожитые годы привели меня к твердому убеждению, что лучше одну ночь быть просто женщиной, чем год - секретарем партийной организации театра."

Вот стихотворение, датированное 2005-ым. В 78 лет написанное.
ВЫ УШЛИ ПО-АНГЛИЙСКИ
Вы ушли по-английски -
   без "прощай", без намека.
Даже не было мысли,
   что это - жестоко.
Ведь для вас это просто -
   захотеть и уйти.
Просто нужно идти -
  и легко вы уйдете,
Когда что-то зовет вас
   куда-то туда.
На наивный вопрос:
  "Вы когда к нам зайдете?" -
Вы с улыбкой сказали:
   "Когда-нибудь - да!"
Может, в жизни и впрямь
   будет это "когда-то"?
Я за вас помолюсь,
  все на свете прощу.
За хорошее следом
  приходит расплата.
Вы ушли по-английски -
Я по-русски грущу...


В 78 - все еще, все та же женщина, вечно молодая, вечно ждущая и вечно надеющаяся. Возраст? Какой такой возраст? Душа еще болеть умеет, сердце еще тосковать умеет? Значит, нет возраста. Нет того "возрастного опыта", который закостенение-одеревенение нутра приносит.
Сейчас модно говорить - кризис 30-ти лет, кризис 40 лет... А ведь даже половины жизни еще не прожито по факту-то. Столько еще всего можно сделать...

Продолжение
Tags: удивительные люди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments